Педагогика и воспитание » Генезис и особенности исторического образования в конце XVIII - начале XX в

Генезис и особенности исторического образования в конце XVIII - начале XX в

дескриптивный реформаторский история школьный

«Да будет потомкам явлено…», – писал безымянный летописец. Это отеческое стремление приобщить детей и внуков к опыту истории, вдохновляющее летописцев и историков XVIII. в., становилось живой плотью культуры России.

Действительно, «учительница жизни» (Цицерон), храня опыт прежних поколений, направляет человека в его гражданской жизни, ведет по лабиринтам познания. Без исторического знания и его широкого развития уже невозможно было представить существование самой государственности. Этот факт наиболее ясно был осознан уже в начале XVIII в. и получил реальное воплощение в просветительско-реформаторской деятельности Петра I (введение гражданского алфавита, возникновение периодической прессы, учреждение Академии наук, открытие первых светских государственных школ, особенно пристальное внимание к осмыслению исторического прошлого и написанию исторических трудов). Реформы Петра I отражали стремление государственной власти в России поставить науку и школу на службу практическим нуждам армии, флота, промышленности, торговли, управленческой деятельности. Практицизм, утилитарность петровских преобразований закономерно распространились и на область исторических знаний. И это был для того времени серьезный шаг вперед не только в развитии исторической мысли, но и в распространении исторических знаний, поскольку государство обладало значительными возможностями в этом направлении. Именно благодаря царю-преобразователю, гражданская история оформилась тогда в России в самостоятельную отрасль знания.

Начиная с 1726 г., определилось государственное обучение истории. Именно тогда при Петербургском университете была образована первая правительственная академическая гимназия. Она состояла из приготовительной немецкой школы (со сроком обучения три года) и латинской школы (со сроком обучения два года). Гимназисты начинали обучение в 5 классе и заканчивали в 1 классе. Историю изучали с 3 класса. В 3–2 классах на историю отводилось три часа, начиная от сотворения мира и кончая правлением первого христианского императора Константина Великого. В 1 классе на историю отводили два часа и хронологически изучение ее доводили до 40-х годов XVIII века. Однако посещение этих занятий было необязательным. Гимназисты могли выбирать историю или посещать уроки хронологии и геральдики, введенные в качестве специальных дисциплин с 1747 г. Не существовало также обязательного полного систематического курса истории. Не было и классного преподавания: каждый учитель вел 3–4 предмета, и гимназист, в зависимости от индивидуальных успехов, переходил от одного предмета к другому. Ученики, готовившиеся к поступлению в университет, должны были изучать историю, географию, латинский и греческий языки. Польза истории виделась в освоении богатства опыта и мудрости, необходимых для управления государством. В связи с этим преподавание истории было введено, прежде всего, в учебных заведениях, предназначенных для воспитания и образования дворянских детей, готовящихся к государственной службе.

В первой половине XVIII в. изучалась только всеобщая история, и преподавание, ввиду отсутствия учителей и учебников, велось на иностранных языках.

В учебниках по всеобщей истории 1740-х – начала 1760-х гг. события излагались монографически, по средневековой схеме четырех монархий, или синхронистически, но очень короткими периодами. Хронологическое изложение начиналось от сотворения мира. Перечислялись правители и войны, приводились многочисленные анекдоты.

Часто легенды выдавались за действительные факты. Сведения по отечественной истории излагались в виде краткого «приобщения» к учебникам по всеобщей истории или же включались в различные книги.

В привилегированных русских школах XVIII в. в качестве отдельных предметов изучались также хронология, мифология, нумизматика, генеалогия, геральдика, древняя география. Материал в учебнике излагался в вопросно-ответной форме и должен был заучиваться учениками, а роль учителя сводилась к руководству «вытверживанием наизусть». Об этом в частности сказано в Проекте духовной комиссии 1722 г. об учреждении «нижних» школ в городах: «И задавать чтение истории универсальной… и, сколько возможно, выбирая главнейшие эпохи, вопросами и ответами вытверживать наизусть».

В эпоху дворцовых переворотов отношение к историческим знаниям изменилось. В целом отход сменяющих друг друга на троне правителей от петровских реформ и заданных им направлений общественной и государственной деятельности привел и к иному отношению к истории. В ней правители не видели того «опыта прошлого, который бы можно было извлечь из нее» (Г.В.Ф. Гегель), и хотя к середине столетия историю преподавали и в духовных учебных заведениях, коммерческом и художественном училищах, все же среди учебных дисциплин она занимала второстепенное место, а в гимназиях была дополнением к филологическому курсу. И дело было не только в отсутствии государственного подхода и системы преподавания, грамотных педагогов и учебников, но и в мощном общественном сознании, которое для государственной службы и карьеры предпочитало «дворянские» науки, и отношение к истории как к излишней роскоши сохранялось долгое время.

В десятках дворянских наказов депутатам Уложенной Комиссии 1767 г. история не упоминается среди «нужнейших наук».

Во второй половине XVIII в. в «Письме о порядке обучения наук» указывалось, что история принадлежала к числу тех предметов, которые служили для прохлаждения и приятного отдохновения после серьезных занятий языками, математикой, философией.

Так, в Смольном институте сообщались лишь начальные сведения по истории «настолько, чтобы девица не скучала, слыша о них разговоры».

Ситуация в отношении истории стала меняться с появлением в России целого слоя просвещенных читателей и новых учебных заведений (университета, гимназий, первых частных пансионов). История в общественном сознании начала переходить из разряда «государственно-прикладных дисциплин в сферу знаний, необходимых для просвещенного человека и гражданина: чтобы не только от подлого народа себя отличить, но и к проявлению государства способными учинившись другим людям путь к необходимой в жизни человеческой мудрости собою показать».

В екатерининское время наставления по воспитанию детей прямо указывали на необходимость для молодого человека, и даже барышни, «знать всеобщую историю, а паче своего отечества, лучшие и приличные полу вашему российские сочинения, дабы при случае не оказать себя невеждою».

Поначалу спрос на историческую литературу удовлетворялся переводами: в 1760-х гг. подряд выходят переведённые учебники по всеобщей истории Ф. Дильтея, Ш. де Лонэ, И. Фрейера. Эти книги составлялись в форме вопросов и ответов, начиная от сотворения мира.

Учебники 1760-х гг. включали и «русские» известия – их источником послужил «Краткий российский летописец с родословием» М.В. Ломоносова, выпущенный в 1760 г. как пособие для академической гимназии. «Летописец» включал конспективный обзор русской истории от Рюрика до Петра I и давал её периодизацию. В виде таблицы в учебнике приводились сведения о русских князьях и царях, вплоть до императрицы Екатерины II. Сжатый перечень имен и наиболее известных событий, по мнению многих исследователей, еще не был настоящим учебником, однако потребность в такой книге отчетливо ощущалась, и уже с середины 1770-х гг. на книжный рынок начинают поступать сочинения такого рода: книги А. Шлецера, И. Богдановича, X. Безака, С. Кушелевой. Эти книги, небольшие по объему (100–150 страниц), вполне можно сравнить с нынешними пособиями для абитуриентов, но для систематического школьного курса они не годились – не имели единой периодизации, допускали разнобой в хронологии и оценках событий и лиц.

Такая ситуация в государственной науке не могла устроить Екатерину II, для которой история стала предметом самого серьезного увлечения. Его результатом явился «долг благодарного сердца» – так императрица называла свои записки «Касательно российской истории», которые твердо следовали намеченной задаче: не «иметь другого вида и цели, кроме прославления государства и дабы служить потомству предметом соревнования и зерцалом»…

Екатерине принадлежат замечания на готовившийся в Академии наук учебник.

Суть их сводилась к тому, что в будущем учебнике не должно быть ничего, что могло хоть как-то послужить умалению достоинств государства и его правителей, вроде «нелепых басен» о месте княгини Ольги или «соблазнительного» происхождения русского имени «от финнов».

Последняя четверть XVIII в. обогатилась выходом в свет довольно большого числа учебной литературы по истории. В малых училищах вводится учебная книга «О должностях человека и гражданина» (1783). Она написана или Ф.И. Янковичем де Мириево, или самой Екатериной П. В этом обществоведении XVIII в. давалось объяснение понятий души, долга, разума, воли, рассказывалось о супружеском союзе, о любви к Отечеству, о добродетелях и пороках, причем утверждалось, что «истинное благо есть в нас самих».

В 1780 году во время свидания в Могилеве с австрийским императором Иосифом I I. Екатерина много беседовала с ним о трудностях реформирования образования; именно тогда в разговоре было упомянуто имя Янковича. Федор Иванович имел практический опыт работы, которого недоставало российским деятелям: в 1770-е г. он организовывал школы в Сербии в рамках проводившейся в Австрии школьной реформы (сербы пользовались в империи Габсбургов церковно-школьной автономией).

В пользу Ф.И. Янковича говорили и другие немаловажные обстоятельства: во-первых, будучи сербом, он исповедовал православие; во-вторых, он знал русский язык (каждый образованный серб в это время владел языком светской русской литературы 18 в., церковно-славянским и собственно сербским).

Основным учебником для школы стала «Краткая российская история» (СПб, 1799 г.), составленная Ф.И. Янковичем и выдержавшая к 1821 году 8 изданий. Помимо официального учебника, начали выходить пособия, написанные самими школьными учителями и просто любителями и знатоками истории. Иногда в комплекте с учебниками предлагались исторические карты; появились и своеобразные исторические игры: картинки с изображением рыцарского турнира, сражений, портретов Кольбера, Лютера, Кромвеля и даже сюжетов на тему американской революции, которым ребенок должен был подобрать соответствующие названия. Учебники проходили через учрежденную в 1796 г. цензуру, которая постепенно набиралась опыта в «уловлении» неблагонадежных сочинений. Поэтому авторы учебников сразу стремились добиться высочайшего одобрения, и в первых страницах указывали читателям на то, что удостоились «с пожалованием мне… не малые цены золотой с брильянтами табакерки, полученный мной с достодолженным благоговением». Подобные уведомления содержались практически во всех изданиях учебной литературы того времени.

В 1783 г. в Петербурге учреждается учительская семинария для подготовки преподавателя народных училищ. Впервые в число изучаемых предметов включается методика преподавания истории как педагогическая научная дисциплина, исследующая процесс обучения истории с целью использования его закономерностей для повышения эффективности образования, воспитания и развития детей.

Одним из ярких методических пособий того времени было подготовленное Ф.И. Янковичем де Мириево «Руководство учителям народных училищ». В нем были сформулированы основные педагогические принципы обучения истории, требования и рекомендации учителям в части развивающего обучения, а также принципы педагогического поведения учителя: «Ученики должны ответствовать не «да» и не «нет», но полною речью»… «Лучше, если они ответствуют исправно своими словами, нежели теми словами, какие находятся в книге: ибо из этого видеть можно, что они дело понимают»; «При всех учениках, а особливо больших, стараться учителя должны более образовании и изощрении разума их, нежели о наполнении и упражнении памяти». И далее: «Учитель должен все слова выговаривать громко, плавно и ясно, глаза обращать всюду и ходить около всех учеников, дабы видеть, все ли прилежно его слушают, и дело свое исправляют». 1

Ф.И. Янкович принял самое активное участие в осуществлении реформы 1786 г., проделал огромную работу по организации школ в России, разработал Устав народных училищ 1786 г. и содержание учебных курсов, составил правила преподавания, написал множество других документов и ряд учебников.

В соответствии с Уставом 1786 г. в губернских городах организовывались главные народные училища с пятилетним сроком обучения, в программу которых отечественная история была включена как полноценный и обязательный предмет.

Согласно реформе 1786 г., в школах вводилась классно-урочная система преподавания, начиналось использование доски и мела, российских исторических карт, учебников. Что же касается истории как учебного предмета, то она изучалась в выпускном классе по два часа в неделю. В качестве сравнения можно привести следующий факт: на преподавание всеобщей истории во всех старших классах отводилось по четыре часа в неделю.

На специально образованную комиссию Екатерина II возложила обязанность «перевести на русский язык или вновь сочинить необходимые учебные руководства». Комиссией был составлен план «Сочинения российской истории для народных училищ в Российской империи», в котором настоятельно рекомендовалось: «всякая важная происшествие или дела описывать таким образом, чтобы оно служило или в поощрение или предосторожность людям нынешних и будущих времен» ' (сохранена орфография документа – В.Т.).

Этим указанием и руководствовался Ф.И. Янкович, когда писал свой учебник «Всемирная история, изданная для народных училищ Российской империи». В книге излагалась история стран и народов. В предисловии содержались новаторские указания учителю о ведении урока: ученики попеременно читают по частям учебное пособие, учитель объясняет прочитанное, заставляет учеников, если нужно, показывать на карте места событий, походов, переселений народов или делать отметки в синхронистической таблице. Для сознательного ознакомительного усвоения и закрепления своих объяснений преподаватель предлагает ученикам вопросы, кратко повторяя всякий раз пройденное на предыдущем уроке. При этом учитель должен вовлечь в работу, по возможности, всех учащихся. Таким образом, автор обосновал и сформулировал основные требования к методике преподавания комплексного урока.

Ф.И. Янкович делил курс истории на основные части, а их в свою очередь – на менее важные. В разделе описывались основные события с указанием конкретных лиц и исторических дат. Материал структурировался в виде схем, которые ученики заучивали и по ним отвечали урок.

Ф.И. Янкович требовал не дословного пересказа текста учебника, а изложение его своими словами в определённой связи с опорой на ландкарты – специально изданные настенные географические карты. В этом случае следовало придерживаться следующей методики: «При изъяснении земель учитель показывает границы, реки и места оных, сказывая ученикам, какие ныне страны заключают те места, о которых в истории говорится и проводит по карте мелом бывшие переселения народов из одной страны в другую». 1 На смену географическим картам пришли исторические карты. В 1793 г. по инициативе Ф.И. Янковича была напечатана настенная «Историческая карта Российской империи». На ней показан территориальный рост Российской империи от эпохи Петра I до царствования Екатерины 11.

В 1787 г. была переведена и опубликована «Всемирная история для обучения юношества» И.М. Шрекка, предназначавшаяся для 4 класса главных народных училищ. Она постепенно вытеснила «Всемирную историю» Ф.И. Янковича. Учебник И.М. Шрекка был построен по принципу синхронности. Автор сделал попытку изложить историю по периодам с указанием общих явлений у разных народов в то или иное время. В учебнике был реализован своеобразный компромисс: история древнего мира излагалась монографически, а история средних веков – синхронистически.

Преподавание истории выглядело следующим образом: «Учитель становился у карты и хронологической таблицы с одним учеником, у которого в руках был учебник истории и мел; одному из учеников… учитель приказывал громко читать один период из проходимой по учебнику статьи, а прочим ученикам читать то-же про себя. По прочтении статьи учитель изъяснял ее и указывал ученику, стоящему у таблицы или карты, что написать или провести на них должно, потом тотчас спрашивал о том то одного, то другого ученика, чтобы увидеть, как они преподаваемое поняли; при этом учитель требовал «чтобы они своими словами рассказали в связи то, что из истории от учителя слышали». Во время каждого урока вкратце повторялось пройденное на предыдущих уроках. В один урок учитель «заставлял писать на таблице и чертить на карте не одного ученика, а всех попеременно».

В 1799 г. «Летописец» М.В. Ломоносова сменила «Краткая российская история, сочиненная для употребления в народных училищах». Некоторые исследователи считают ее автором Тимофея Кириака. Автор не ограничился изложением биографии государей, а рассмотрел внутреннее положение государства. Новшеством стало приложение к учебнику трех исторических карт. К его недостаткам такие исследователи, как М.Т. Студеникин, относят сухость изложения материала, множество мелких подробностей, княжеских имен. По объему и изложению учебник был доступен учащимся выпускных классов главных народных училищ.

XVIII в. завершился изданием трёх книг «Истории Российского государства статского советника и кавалера Ивана Штриттера». Работа автора над этой книгой растянулась почти на 17 лет, прежде чем была издана. По свидетельству журналиста и автора «Очерков литературы по русской истории до Карамзина» А.В. Строчевского, современники положительно оценивали труд Штриттера, особенно отмечая при этом достоверность источников, на которых он был основан: «судя по первым трем томам, история эта была также огромна, как Татищева и Щербатова, но она лучше обеих, хотя слог ее был несколько тяжел». Поэтому данный труд также не мог стать руководством для начальной школы.

Таки образом, в 1770-е г. Отечественная история отделяется от всеобщей.

Однако именно с всеобщей истории начиналось историческое образование и только лишь в последнем классе при повторении обучение завершалось в отечественной историей. Между этими двумя курсами отсутствовала какая-либо связь. Вместе с тем, выделение русской истории в специальный курс не привело к ее изъятию из курсов всеобщей истории.

Школьным предметом история становится лишь в конце XVIII в. в гимназиях в качестве дополнения к филологическому курсу. Как отдельный учебный предмет она входила в план главных народных училищ.

По-прежнему главным методом преподавания истории было «вытверживание наизусть дат, имён, достопамятных приключений», задания на уроке без объяснений (по учебнику «от» и «до»). На уроке в лучшем случае проводилось объяснительное чтение по учебнику, рассказ учителя был крайне редким явлением.

К концу XVIII в. историческое образование начинает основываться на фактах, добытых наукой, но при этом «седая древность» все ещё оставалась покрытой флёром баснословия и легенд»


Другое по теме:

Исследование динамики успешности использования ролевых игр при обучении диалогической речи на уроках немецкого языка
На последнем уроке по данной теме была проведена ролевая игра по теме «Die Natur» в форме проекта - диалога. Учащимся было предложено составить проект-диалог «Die Natur». Эта работа проводилась в 2-х группах: защитники окружающей среды и эксперты. Задача первой группы была заранее подготовить проек ...

Формы управления ОУ, наличие органов самоуправления, их функции
В Профессионально-педагогическом колледже технологии и красоты есть орган студенческого самоуправления. Целями деятельности Студенческого совета являются: формирование гражданской культуры, активной гражданской позиции студентов, содействие развитию их социальной зрелости, самостоятельности, способ ...

Предмет и задачи сурдопедагогики
Сурдопедагогика (от лат. surdus — глухой) — составная часть специальной педагогики, представляющая собой систему научных знаний об образовании лиц с нарушениями слуха. Нормальная функция слухового анализатора имеет особую значимость для общего развития ребенка. Состояние слуха оказывает решающее вл ...

Категории

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.edubrilliant.ru